“Есть 15-летний парень. Фантастический, с идеальным английским. Разрабатывает технологию, которая позволит определять “офсайд” в футболе”.

Так журналисту LIGA.net описали одного из участников спортивного акселератора от ФК “Шахтер” и HYPE Sports Innovations. Остальные команды с опытом, экспертизой, MVP. А тут — подросток. Стало любопытно: что же это за вундеркинд такой?

Реклама

Михаил Телешко — обычный девятиклассник. Родился и рос в Макеевке, городе-спутнике Донецка. В 2014 году вместе с родителями переехал от войны в Днепр. А прошлым летом ему в голову пришла идея футбольного стартапа. В ноябре он представил ее перед инвесторами и бизнесменами и стал одним из 10 финалистов акселератора, обойдя десятки других проектов.

Заметить Мишу на демо-дне оказалось несложно. Невысокий худощавый подросток в очках явно контрастировал на фоне взрослой тусовки. К парню то и дело подходили журналисты, задавали каверзные вопросы сверху вниз, ставили под камеру, что-то советовали. Он серьезно отвечал, выслушивал критику, благодарил. Потом садился на место и в основном молчал.

Все призы в итоге достались более опытным командам. Почти у всех были готовые или полуготовые проекты. Миша же единственным выступил с идеей, без прототипов. Однако слушали его не ради галочки — комиссия решила наградить проект парня и его брата часами консультаций от менторов по инновационным проектам.

Журналист LIGA.net пообщался с Михаилом по окончанию мероприятия. Откровений не случилось. К идее тоже есть вопросы. Но жизненный подход парня вызывает уважение и мотивирует.

— Миша, расскажи немного о себе. 

Я хожу в обычную гимназию. Увлекаюсь футболом, учу английский, немецкий, планирую учиться в Германии. Люблю компьютерную графику и много чего интересного.

— Увлекаешься футболом как зритель, болельщик, игрок?

— Во всех смыслах. Я занимаюсь футболом непрофессионально, 2 года хожу в клуб. Это не первая юношеская лига, просто для себя.

Реклама

— Твоя футбольная история как-то связана с родителями?

— Да. Мой отец очень сильно любит футбол. Каждый раз, когда он приходил с работы, он смотрел футбол. Мне это жутко не нравилось до тех пор, пока мне не исполнилось 12 лет. Одноклассники тоже любили футбол, играли, постоянно разговаривали о нем. У меня просто не было выбора, футбол окружал меня повсюду. Поэтому я его полюбил (улыбается).

— Ну знаешь, из чувства сопротивления можно было его и дальше не любить (смеется). То есть чем-то он тебя таки зацепил?

— На самом деле, это очень непредсказуемый вид спорта. Это и делает его таким зрелищным и захватывающим. Как сказал один футбольный критик — “покуда не просвистел финальный свисток, победитель неизвестен”.

— Как ты пришел к своей идее?

— Это было после просмотра чемпионата мира 2018 года, в котором впервые была использована система VAR. Она доказала свою эффективность и пользу. Я решил — почему бы не сделать что-то похожее? Только помочь рефери фиксировать офсайд, поскольку VAR ориентируется на чуть другие вещи.

VAR — это система видеопомощи арбитру. Во время матча в специальной комнате сидит видеосудья, который вместе с помощником наблюдает за происходящим на поле по нескольким мониторам с разных ракурсов. Если вдруг они видят, что главный рефери, например, принял ошибочное решение, они сигнализируют ему об этом по радиосвязи. Сам арбитр тоже может попросить видеосистему о помощи в спорных моментах. Так VAR помогает избежать явных ошибок рефери. Офсайды система не отслеживает.

— Опиши, пожалуйста, идею коротко.

— Идея в том, чтобы автоматизировать процесс фиксации офсайда путем внедрения датчиков в экипировку футболиста: в плечевые части футболки, в пояс шорт и подошвы бутсов. Мы планируем, что в момент паса эта система будет фиксировать позиции всех игроков на футбольном поле. Если какой-то из игроков будет в положении “вне игры”, система будет оповещать лайнсмена путем отправки сигнала в его наушник.

— Идет одновременный анализ позиций всех игроков? А как отслеживается момент паса?

— С помощью датчика в подошве. Мы планировали использовать RFID-чипы, которые используются компанией Zebra Technologies в Национальной футбольной лиге. Для похожих целей они также внедрили эти чипы в экипировку футболистов. Но у них это не связано с офсайдом. Они просто встроили их, чтобы следить за игроками, их положением, километражом, чтобы собирать детальную информацию об их физических и технических способностях.

Мы базируемся на том, что нужна система, которая сможет определять положение чипов в пространстве и относительно друг друга, чтобы фиксировать офсайд. Дальности действия RFID для нашего проекта было бы достаточно. Нужен только сервер с приемником сигнала.

— Как ты пришел именно к этой концепции?

— Я вообще слежу за современными технологиями и тем, как они развиваются. Понимаю, что мир компьютеризируется и автоматизируется. Я думал, как можно согласовать компьютерные технологии и чипы с футболом. Как сделать футбол более адаптированным под будущее.

Для этого я решил связаться с компетентными людьми. Они мне дали свой вердикт, дали материалы, что нужно для этого сделать.

— Вы что-то реализовали физически?

— Прототипов пока не было.

— Почему система не освобождает от необходимости использовать лайнсмена для офсайда? Если и так точно знать, где кто находился.

— Потому что футбол — это очень контраверсийная игра. Вот, например, мне задали вопрос о том, что в офсайд можно залезть головой. Офсайд же меряется по части тела, которой можно забить гол. Или бывают случаи, когда пас идет на игрока, который в офсайде, но тем не менее он не двигается по направлению к мячу, а за ним вбегает другой игрок — не из офсайда — и продолжает вести мяч. Поэтому для более четкого понимания всех этих процессов нужно взаимодействие с человеком.

— А действительно можно умудриться не влезть за линию защиты плечом, но влезть головой? Это какую шею надо иметь?

— Возможно, это может произойти в прыжке.

— Но это вопрос 5-10 см.

— Которые тоже могут быть критичны.

— Какие дальнейшие планы по разработке идеи?

— Нам предложили часы персонального менторства. Мы будем их использовать и продолжать работу над идеей. Я здесь не за деньгами, а за опытом и знаниями — это просто невероятная возможность для меня в моем возрасте.

— Как ты узнал об акселераторе?

— Прочитал о нем в интернете. И подал заявку.

— Вот так просто? На общих основаниях?

— Да, никаких привилегий.

— Вы вкладывали какие-то деньги?

— Нет, это все, можно сказать, на бытовом уровне.

— Если дойдет до физической реализации, с какой стороны вы будете заходить?

— Сначала это нужно просто протестировать, чтобы понять, что оно работает. Если бы была такая возможность, я бы начал с “Шахтера” — чтобы проверить на обычных тренировках. Затем, если бы все работало исправно, я бы попытался сообщиться, скооперироваться с большими лигами и корпорациями.

— Как бы ты это продавал?

— Как технологию, как лицензию.

— А в чем выгода твоих покупателей?

— Справедливость. Автоматизация процессов в футболе.

— Тебе сейчас 15 лет. Ты начал заниматься этим проектом, когда тебе было 14. Что тебя мотивировало превратить эту идею во что-то чуть большее, чем просто разговоры? Что останавливало?

— Мотивировало многое. 

Я искренне уверен в том, что каждый человек явлен в мир для того, чтобы добродействовать, что-то привносить в этот мир. Человек не может просто просуществовать.

Останавливало тоже много факторов. Иногда просто не хотелось этим заниматься. Иногда мне казалось, что это просто утопия.

— И что помогло не остановиться?

— Вера.

— Во что-то высшее? В себя?

— Вера в общем. Я просто хотел быть услышанным. Потому что здесь люди, которые умеют слышать.

— Как ты считаешь, как повлиял на тебя конфликт на малой родине? С точки зрения твоего характера, жизненных ценностей.

— В любом случае, я повзрослел за это время, и это повлияло на мой характер. И иногда я сильно тоскую по дому. Все-таки я очень любил свой родной город.

— Твои одноклассники знают, что ты пробуешь участвовать в стартаперской тусовке?

— Знают, но максимально поверхностно и всего пара человек.

— Ты не рассказываешь?

— Да. Не хочу, чтобы люди подумали, что я зазнаюсь, что ставлю себя выше их. Безусловно, это огромный опыт и знания, но в физическом плане и в плане инвестиций я пока ничего не получил.

— Как родители смотрят на вашу с братом затею?

— Исключительно положительно. Отец очень сильно поддерживает. Мама поддерживает, но придерживается нейтралитета.

— Что бы ты посоветовал сверстникам, у которых вдруг появилась какая-то необычная идея?

— Не лениться. И максимально больше времени уделять этой идее. Искать все возможные пути. Смотреть на нее с разных сторон, через разные призмы.

— Ты говоришь, что собираешься учиться в Германии. Почему там?

— Мы получили разрешение на миграцию в Германию по еврейской программе для беженцев из Донецкой и Луганской областей. Думаю, летом я уже буду переезжать со своими родителями.

— Уже понимаешь, на кого хочешь учиться?

— Мне импонирует быть архитектором или журналистом. В последнее время я думаю о менеджменте и финансах. Журналистика и архитектура мне действительно нравятся. Но я не понимаю, зачем заниматься тем, что тебе нравится, если можно заниматься тем, что тебе не очень нравится, но при этом получать больше. Если, конечно, быть в этом хорошим специалистом.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *