В начале месяца спортивную журналистку крупного украинского издания отказались везти в пресс-тур на игру, потому что она — женщина. Хотя у нее уже была открыта виза в страну пресс-тура, представители спортивного клуба были готовы дополнительно потратиться на срочную визу для мужчины-журналиста. Но только не везти женщину.

Ее коллеги предполагают, что это может быть связано со спортивными суевериями. Но!

Реклама

В мире, где моментально разлетаются новости о домогательствах, летят головы топ-менеджеров огромных компаний и знаменитостей, где IТ-гиганты борются с гендерным неравенством и стеклянными потолками, все еще могут не дать журналисту делать его работу из-за гендера.

LIGA.net попросила украинских журналисток и журналистов рассказать, сталкивались ли они с сексизмом в своей работе.

Из 14 опрошенных журналисток только две сказали, что не сталкивались с сексизмом вообще. Еще две не сталкивались с вопиющими случаями.

Мужчины-журналисты — тоже. Бывший журналист по энергетике Дмитрий Бунецкий отметил, что с дискриминацией по половому признаку за годы работы не встречался ни разу. И никогда не было такого, чтобы девушкам запрещали спускаться, скажем, в шахту или посещать электростанцию.

“Вот мужчин однажды не пустили. Не прошли медика перед спуском, жарко было, давление повышенное”, — рассказал он.

Евгений Шишацкий, корреспондент LIGA.tech, поделился: однажды на собеседовании на позицию редактора бизнес/лайфстайл-издания собственник дал ему относительный приоритет перед двумя девушками. 

“Он объяснил это тем, что там надо строить людей и быть пожестче. А у мужчины, мол, запас нервов наверняка побольше”, — вспоминает журналист. Собственника тогда поддержала сама экс-редактор издания, которая объяснила свой уход как раз выгоранием и усталостью.

Руководитель общественно-политической редакции LIGA.net Петр Шуклинов рассказал, что сексизм проявляется у многих политиков. Например, среди некоторых депутатов Верховной Рады считается нормой приобнять журналистку, отвечая на ее вопросы. Кроме того, депутаты-мужчины охотнее общаются именно с журналистками. Но зачастую это тоже — проявление сексизма. «Не раз приходилось слышать в адрес журналисток: «Вы такая красивая — зачем вам эти сложные вещи?», — говорит он.

Реклама

Евгений Пилипенко, старший редактор отдела новостей LIGA.net, рассказал, что в одну из газет, где он писал о технике, попал потому, что редактор предпочел взять мужчину, а не женщину на эту должность. «Была понимающая тему девушка, но тебе, наверное, эта тема больше интересна, как мужику», — прокомментировал журналисту свой выбор редактор газеты.

LIGA.net публикует истории журналисток о том, как они встречались с сексизмом.

Маша Ксендзик, техно-журналистка

Однажды пиарщики иностранного топа предложили мне интервью с ним. А потом, когда я утвердила встречу, попросили взять с собой редактора, потому что “ну, такой важный топ”. Оказалось, что спикер не захотел давать интервью “девочке-журналистке”, и попросил, чтобы на интервью к нему пришел мужчина с должностью постарше.

Был случай, когда директор госкомпании заявил, что я “слишком молодая и красивая, чтобы писать о телекоме”, а потом дописал: “Не будь я женат…”. Что бы это ни значило.

В пресс-тур меня когда-то приглашали со словами “мне приятнее будет ехать с красивой молодой девочкой”. Что вообще сильно настораживает.

Леся Войтицкая, экономическая журналистка

В разгар кризиса 2008-2009 годов я работала в ежедневной газете “Дело” в отделе “Экономика”. В этот период банки закрывались один за другим. Финансовая тема была очень востребована, и мы сделали в газете рубрику “Проблемные банки”, которую я вела. В ней мы каждый день описывали, как обстоят дела в банках, которым сейчас худо.

Понятно, что самым вожделенным спикером для этой рубрики после главы НБУ Владимира Стельмаха был Василий Пасичник — его заместитель, который руководил банковским надзором. Однако он очень редко снимал трубку, а когда снимал — то чаще всего хамил.

В один из таких звонков на мой вопрос о ситуации на банковском рынке я получила от него ответ: “Да, зачем вам эти банки?! Вы же девушка. Пишите, лучше про шмотки или косметику!”.

Надо отметить, на то время большинство экономических журналистов были женского пола.   

Времена меняются. Банковским надзором в НБУ сейчас занимается Екатерина Рожкова. И ни один сотрудник НБУ не может себе позволить не только такое сексистское выражение, но и мысль.

Елена Шкарпова, медиа-директор и редактор фактчек-проекта 

Было … Вообще, тема харассмента очень тяжелая. Это же не только сексуальные домогательства. Тебя просто могут уничтожать.

Виктория Власенко, бизнес-журналистка

Каких-то вопиющих случаев дискриминации точно не было. Скорее, было удивление. Например, со стороны женщин-коллег из глянца, которых я встречала на медиа-тусовках. Они обычно удивляются, что я пишу на такую «сложную» и «неженскую» тему.

Нина Глущенко, техно-журналистка

Когда я работала на гаджетовом ресурсе было много злых комментариев со стороны читателей в сторону моей коллеги, которая обозревала технику. Читатели около года писали, что женщина не может обозревать гаджеты. Ресурс долго с этим боролся.

Случается, что на специализированных техно-мероприятиях спикеры мужчины по умолчанию относятся так, будто ты в теме ничего не понимаешь. Но после пары хороших вопросов меняют свое отношение. Однако это, скорее, исключение, чем правило.

Мария Цатурян, заместитель главного редактора

Нет, таких ситуаций у меня не было. Видимо потому, что я всегда работала в деловых СМИ, где неважно, какого ты пола, а важно, круто ли ты шаришь в теме. Кстати, могу по опыту сказать, что количество женщин в деловых изданиях ничем не уступает количеству мужчин, а иногда и наоборот. Ну это, если говорить о коллегах.

Конечно, со стороны ньюсмейкеров были какие-то неприятные моменты, когда тебя воспринимают как женщину, а не как специалиста, но все очень зависит от того, как ты себя поставишь и какой экспертизой ты владеешь. Пару раз передо мной извинялись ньюсмейкеры, которые сначала намекали на то, что женщина не может разбираться в экономике или в энергетике. Но сказать, что таких ситуаций у меня было много — не могу.

Аноним, техно-журналистка

Было много ухаживаний от спикеров, порой с жестяком. А что касается сексизма, то у меня был случай со следователем. Обыск СБУ. Читаю судебное постановление ни о чем. Уточняю у следователя, что конкретно они имели в виду. Следак смотрит на меня свысока, говорит: “Блондинке этого не понять!” и ржет. Я спокойно отвечаю: «Не надо ТАК разговаривать с журналистами».  На удивление помогло: он присел и далее общался на Вы уважительно.

Аноним, финансовая журналистка

К счастью, таких случаев у меня не было. Но иногда на неформальных встречах (большинство банкиров, так сложилось — все же мужчины) возникала мысль — «эх, жаль, что я не пью столько, как мужчины, поэтому не всегда на одной волне со спикерами, не всегда могу досидеть до конца вечеринки и выслушать все инсайды».

Но это, скорее, исключение. Некоторые девушки-коллеги могут дать фору и мужчинам.

Галина Калачова, заместитель главного редактора ЭП

У меня был случай, когда один из коллег-журналистов по моей просьбе узнать информацию по тарифам на газ у своего спикера (с которым он общается, учитывая свою журналистскую специализацию) посоветовал купить мне новое платье и намекнул, что зачем мне тарифы, если внешность для меня важнее.

Среди должностных лиц откровенного сексизма, намеков, что недостаточно умная, потому что девушка, — не встречала.

Было другое — один из нардепов при встрече постоянно пытался меня коснуться, подойти на очень близкое расстояние. Когда его видела, всегда делала шаг назад …

Александра Некращук, специальный корреспондент LIGA.net

К сожалению, я периодически сталкиваюсь с сексизмом в своей работе. Яркий пример — один из непубличных украинских бизнесменов, который на вопрос об интересе к покупке торгового центра, сообщил, что дает комментарии исключительно красивым девушкам. И положил трубку.

Секретарь другого предпринимателя названивала мне несколько раз и интересовалась, могу ли я пойти с ее шефом на романтический ужин в обмен на информацию о сделке. Она намекала не только на хорошую информацию, но и дорогой подарок от ее руководителя.

Несколько раз во время деловой встречи солидные руководители мне говорили «зачем ты забиваешь себе голову такой ерундой, ты же красивая девушка» и приглашали вечером в ресторан, на футбольный матч и даже в загородный комплекс на уикенд.

Леся Виговська, журналістка 24 каналу новин

Пам’ятаю, в одному з банків презентували оновлений інтернет-банкінг. Наприкінці заходу на вушко зауважила представниці фінустанови якусь алогічність ситуації. Якась дрібниця, з якої я посміялася тоді. Жінка подумала і погодилася зі мною. А потім подумала ще трішки, і додала: «дивишся на тебе, стоїть така маленька дівчинка, безтурботно усміхається, а насправді там у голівці йдуть активні розумові процеси і серйозні думки». Трохи було дивно це чути від людини, яка мене знала вже давно. Навіть не знала, як реагувати.

Часом на зустрічах зі спікерами доводилося спостерігати трохи поблажливе ставлення. Як до чарлідерки. І, зізнаюся, мене справді дратує сприйняття, наче я – вчорашня випускниця журфаку. Яка, апріорі, мало тямить у глобальних і локальних економічних процесах.

Особливо важко бувало у перші роки конкурувати із колегами-чоловіками у спілкуванні із СЕО. Вони сядуть, кубинські сигари закурять, по 100 грам віскі ковтнуть, і пішла жива розмова, злив інформації, ексклюзиви і сенсації. А ти шукай ключик до нього, коли не куриш і не п’єш, а більшість босів – чоловіки.

Але, зізнаюся, я це почала використовувати на свою користь. Особливо, якщо дуже треба щось вивідати або кудись прошмигнути. Дуже гарно така «дівачкуватість» спрацьовує із правоохоронцями і можновладцями. З фінансистами – трохи гірше чомусь.

Але так шліфувалися власні методи добуття інформації. Поки вже своєю роботою не довела, що я – серйозна журналістка.

Анастасия Товт, журналистка

С сексизмом и ейджизмом, фамильярностью, снисходительным пренебрежением из-за своего возраста и пола я сталкивалась часто.

Иногда вместо ответа на вопрос о выборах или бюджете могли спросить: «Девочка, а сколько тебе лет?» Даже по телефону, стоило спикеру услышать мой высокий голос, он понимал, что на том конце трубки – молодая девушка, и интервью плавно перетекало во флирт. И ни о каких серьезных комментариях для статьи уже не было и речи.

Один известный бизнесмен согласился на интервью, а потом, увидев меня лично – грубо отшил через секретаршу. Мол, «сначала повзрослей, а потом будешь задавать вопросы».

«Зачем тебе политика? Посмотри на себя, ты же красивая девочка. Писала бы лучше про всякие женские штучки – моду, шмотки, косметику». Это тоже слова мужчины, к которому я пришла на интервью.

Справедливости ради – сексистов в моей работе меньшинство. Большинство спикеров – адекватные люди, у которых нет времени на предрассудки.

Еще важный момент. Сексизм есть не только в работе со спикерами, но и с коллегами по цеху.

Я пришла в журналистику в 18 лет и была самой молодой в редакции. Старшие и более опытные коллеги смотрели искоса и не воспринимали всерьез. Предубеждения приходилось ломать ежедневно, засиживаясь на работе допоздна и выдавая 10 текстов там, где от других требовался один.

Хотя с другой стороны, это мне даже помогло писать лучше и больше. Кстати, парадоксально: но воспринимать всерьез меня начали тогда, когда я бросила что-либо кому-либо доказывать и начала просто молча делать свою работу.

Катерина Венжик, менеджер Проектного офиса реформы финансового сектора при поддержке ЕБРР, экспертная платформа НБУ

Не могу сказать, что мне когда либо отказывали в работе по гендерному признаку, но тут еще нужно учитывать, что журналистика и коммуникации в целом в Украине имеют женское лицо, так что это было бы странно, если бы отказывали.

А вот случаи разных зарплат на одной и той же позиции в одном и том же издании с коллегами мужчинами — были. Моя была меньше.

Ну и совсем забавный случай был как-то очень давно, еще во время моей работы в «Деловой столице» в начале 2000-х, где я вела тему строительных материалов. Я договорилась об интервью с директором какого-то то ли цементного, то ли бетонного завода. Приехала, и была встречена удивленной репликой директора, который успел накрыть в кабинете стол с бутылкой коньяка: «А где же журналист?».

Оказалось, он был уверен, что девочка, которая говорила с ним по телефону, была секретарем, а журналистом, пишущим о цементе/бетоне, обязательно должен был быть мужчина. Впрочем, директор быстро оправился от шока, лишь стыдливо спросил: «Коньяк убрать, или все-таки оставить?».

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *